Logo_square_primary
журнал
журнал
Туристу
Бизнесу

Для того, чтобы читать новости бизнеса, воспользуйтесь переключателем разделов

Вы можете переключаться между разделами, для этого:

1. В шапке сайта откройте бургер меню

09.11.2023

Эпоха Возрождения в деревне Заозерье

Как купцы-дельцы, медные щуки, Салтыков-Щедрин и мешок недоставленных писем столетней давности помогают учительнице из Заозерья Алёне Петуховой превратить родное село в музей под открытым небом.


Урок истории

Алёна Петухова родилась и выросла в старинном селе Заозерье в Угличском районе Ярославской области. Получив в столице диплом учителя, вернулась домой и вот уже 13 лет преподает историю, обществознание и английский в той же школе, которую сама заканчивала. Все эти годы Алёна видела, как пустеет в прошлом большой и зажиточный поселок, история которого насчитывает более пяти веков, как сокращаются школьные классы из-за отсутствия новых учеников, как закрываются процветавшие некогда колхозы, как ветшают и превращаются в развалюхи некогда крепкие и ладные купеческие дома.

Алёна — человек решительный. Ее не смутило, что в тот момент в Заозерье не было ни музея, ни гостиницы. Не было, значит, будет. И оказалось, что любовь и внутренняя энергия действительно могут изменить картину окружающего мира — и в переносном смысле, и в самом прямом.

«Не хочется употреблять слово „упадок“, но это был именно он, — вспоминает Алёна. — Меня это все очень расстраивало. У нас красивое село, фантастическая природа. У каждой улицы, у каждого дома своя история!» Она ходила по Заозерью, всматривалась в привычные пейзажи, каждый раз замечая что-то новое, и думала, как же все эти истории сохранить. «И я поняла: надо везти к нам туристов! Показывать, рассказывать, влюблять в наши места, сделать так, чтобы Заозерье стало заметным, чтобы про него знали. А для этого нужны объекты для показов, нужно, чтобы было где переночевать, перекусить. Значит, надо развивать музейное дело и туристическую инфраструктуру».

Алёна — человек решительный. Ее не смутило, что в тот момент в Заозерье не было ни музея, ни гостиницы. Не было, значит, будет. И оказалось, что любовь и внутренняя энергия действительно могут изменить картину окружающего мира — и в переносном смысле, и в самом прямом.

По щучьему велению

Первым шагом в грандиозном и далеко идущем плане Алёны Петуховой по преображению Заозерья стал специальный выпуск журнала о малых городах России «Углече поле». Алёна вместе с местным краеведом Сергеем Антипаевым приняла участие в его подготовке, собирая истории и воспоминания жителей, а средства нашли с помощью краудфандинга. Номер был целиком посвящен Заозерью, а про маленькое село, и правда, можно рассказать много интересного.

Свою историю оно ведет с 1483 года и когда-то было не таким уж и маленьким, в начале XX века даже едва не получило статус города, но помешала революция. Зато благодаря этому все 15 здешних улиц сохранили исторические названия и не были переименованы в какие-нибудь Советские и Ленинские. В свое время по этим улицам прогуливался Михаил Салтыков-Щедрин: село принадлежало его матушке Ольге Михайловне. Именно с Заозерья списана деревня Заболотье в романе «Пошехонская старина», и даже псевдоним Щедрин писатель взял, услышав о местном жителе с такой фамилией.

OVOL3143

В поселке сохранилось около двух десятков исторических зданий. И вторым важным шагом Алёны Петуховой стала реставрация одного из них — красивейшего особняка в стиле русский модерн. Он был построен в 1860 году для богатой купчихи, владелицы пекарни и королевы баранок Устиньи Росковой. Уже в советское время, в 1970-х заозерский мастер на все руки Николай Бородулин вырезал из меди больших щук и установил на водостоках на крыше. С тех пор особняк называют «домом со щуками».

В последние годы он пустовал, разрушаясь на глазах. Алёне вместе с братом удалось выкупить дом, а восстанавливали его с помощью добровольцев. Скоро в «доме со щуками» откроется бутик-отель, и туристам в Заозерье будет где переночевать.

Смотрительницы «Маяков»

Вопрос, что им показывать, Алёна тоже уже решила. Вместе с подругой Мариной Корвяковой и еще одним местным краеведом, Татьяной Волковой, они открыли в пустующем музей купеческой предприимчивости «Заозерские маяки». Экспонаты собирали по всему селу: старинные банки из-под чая «Абрикосов и сыновья», чашки кузнецовского фарфора, зеркала, замки с ключами…

Маяки использовали особый жаргон, чтобы не посвящать посторонних в свои дела. Например, 20 копеек они называли «экимары», 10 копеек — «марошник». А если кто-то произносил «хантай», это означало, что пора удирать.

Почему «маяки»? А потому, что в старину так называли мелких торговцев, которые скупали оптом товары на ярмарках и распродавали в розницу. Они вечно маячили, постоянно перемещаясь с одного торгового места в другое. Маяки использовали особый жаргон, чтобы не посвящать посторонних в свои дела. Например, 20 копеек они называли «экимары», 10 копеек — «марошник». А если кто-то произносил «хантай», это означало, что пора удирать.

Об этом Алёна с Мариной рассказывают на экскурсиях по своему музею. А еще они знакомят гостей с купеческим бытом и организуют мастер-классы. В принципе, этого уже достаточно, чтобы Заозерье появилось на карте туристических маршрутов Ярославской области. Но тут на Алёну свалился мешок писем — почти в буквальном смысле.

Вам письмо

Мешок принес заозерский почтальон Руслан Шестиперов. Он живет в квартире над почтовым отделением, существующим на этом месте с дореволюционных времен. И однажды, убираясь на чердаке, обнаружил в куче песка несколько сотен писем, написанных в конце 20-х годов прошлого века.

Сто лет назад коллега Руслана не доставил их адресатам, а вместо этого вскрыл конверты. Вероятно, он искал деньги: в то время уехавшие в город на заработки часто посылали родным материальную помощь по почте. Распотрошенные конверты горе-Печкин прятал на чердаке почты, для конспирации засыпав кучу песком. Наверное, рассчитывал, что со временем они истлеют, скрыв следы преступления, но вышло ровно наоборот. Благодаря песку, поглощавшему влагу, хрупкая бумага сохранила почти все доверенные ей послания.

Свою находку Руслан Шестиперов сразу принес Петуховой. Если кто и мог разобраться с этим детективом столетней давности, то только человек с ее любовью к истории и неукротимой энергией. Так в жизни Алёны появился новый проект.

Музей почты

Расшифровывать послания из прошлого, искать потомков их адресатов и отправителей — задача захватывающая, но сверхсложная. К счастью, именно в это время в Заозерье проездом оказался московский журналист Андрей Паламарчук. Узнав об истории с письмами, он стал помогать Алёне, и процесс пошел.

Алена Петухова

Алена Петухова

Мы планируем открыть в здании почты музей, а пока собираем материал для экспозиции. Сканируем и расшифровываем письма, занимаемся сторителлингом, готовим подкаст, снимаем видео.

Алена Петухова

Сейчас в проекте «Непрочитанная почта», помимо Андрея и Алёны, участвуют еще несколько волонтеров-единомышленников. «Мы планируем открыть в здании почты музей, а пока собираем материал для экспозиции. Сканируем и расшифровываем письма, занимаемся сторителлингом, готовим подкаст, снимаем видео. Думаю, на все уйдет около двух лет. Недавно мы получили грант от Президентского фонда культурных инициатив. Благодаря ему купили специальное оборудование для сканирования и хранения документов, начали работать со специалистами по каллиграфии и составлению родословных, которые очень помогают в наших поисках. Из почти 500 найденных писем расшифрованы уже около 200».

Послания были написаны в 1928–1929 годах, и из них, как из кусочков пазла, собирается яркая и детальная картинка из прошлого. Сто лет назад людей волновали те же самые вопросы, что и сейчас. Много любовных писем. В одном из них парень описывает свою новую жизнь в Москве. Сообщает, что играет на балалайке и мандолине, помогает отцу шить «портуманеты», но скучает по своей подруге и вспоминает, как они гуляли и «ночи коротали».

«Поражает, как люди друг с другом общаются, — говорит Алёна. — Обсценной лексики почти нет. Если между отправителем и адресатом есть конфликт, то в конце разговор обязательно сглаживается. Очень много нежных писем от супругов к женам, в них чувствуется тепло, любовь и забота. А одно из моих любимых написано двумя девушками. Одна из них неграмотная, не могла сама написать и попросила это сделать подругу. Она пишет матери, что к ней сватаются два жениха, один кавалер, другой вдовец, и просит совета, за кого идти. За кавалера хочется больше, но у того за душой ни гроша. Зато у вдовца есть все и он обещает: „Все тебе дам после свадьбы“. Оба жениха ее торопят, и девушка срочно хочет узнать, что посоветует мама. Я спросила у своей: „А ты на ее месте за кого бы мне посоветовала идти?“ И мама сказала: „За вдовца, конечно. Но, если честно, сама бы я пошла за кавалера!“»

Андрей Паламарчук

Андрей Паламарчук

Журналист

Об этой находке я услышал, когда был главным редактором журнала «National Geographic Россия». Искать новые истории было частью моей работы. Недоставленные письма, как знают все, кто читал Каверина, — идеальная завязка интересной истории. Реальность превзошла все ожидания.

Мы уже отсканировали почти все письма и конверты. В этом году я завел блог «Непрочитанная почта». В нем мы читаем письма, пытаемся узнать больше об их авторах и адресатах, рассказываем о событиях в стране и мире в 1928–1929 годах.

Через пять лет письмам в Заозерье исполнится 100 лет. К тому времени мы планируем выпустить документальный фильм, провести серию выставок и открыть музей недоставленных писем в Заозерье.

Андрей Паламарчук

Журналист

P. S.

Благодаря энергии Алены пару лет назад Заозерье включили в Ассоциацию самых красивых деревень России. А в будущем, может, и выпуск баранок снова наладят, и театральный фестиваль имени Салтыкова-Щедрина начнут проводить. Она уверена, все получится. Ведь хорошие примеры заразительны.

Жители Заозерья включились в преобразование села. Краевед Сергей Антипаев работает над созданием музея кузнеца на Кузнечной улице. Правнук купца Решетихина, тоже Решетихин, восстанавливает семейный дом и планирует устроить в нем музей купеческого быта. И то ли еще будет.

Подпишись на RUSSPASS!

Оформи подписку на новости.

Фото: Антон Акимов (8); из личного архива Алёны Петуховой (9); из личного архива Андрея Паламарчука