Logo_square_primary
журнал
журнал
Туристу
Бизнесу

Для того, чтобы читать новости бизнеса, воспользуйтесь переключателем разделов

Вы можете переключаться между разделами, для этого:

1. В шапке сайта откройте бургер меню

17.06.2024

История одного дома: городская усадьба Щукина

Единорог на башне, «Обнаженная» в спальне и скелеты во дворе


Если вы решили сходить в московский зоопарк или посетить Ваганьковское кладбище, то постарайтесь запланировать еще и прогулку по Малой Грузинской улице. Тут есть на что посмотреть — например, на главный московский католический собор или на дом, где в 1975–1980 годах жил Владимир Высоцкий. А еще вы наверняка заметите каменный терем с шатровыми крышами, где расположен Биологический музей имени К. А. Тимирязева. История этого дома немного сказочная, причем в этой сказке добро не борется со злом. Здесь зла в ней просто нет — есть только симпатичные люди, которые делают разные хорошие дела.

Братья-собиратели

Жил да был богатый купец Иван Васильевич Щукин, и было у него шесть сыновей. Четверо из них прославились как коллекционеры. Благодаря Сергею Ивановичу Щукину российские музеи сейчас могут похвастаться богатыми собраниями импрессионистов и постимпрессионистов, Сезанна и Матисса… Дмитрий Иванович собирал старых мастеров — был у него и Брейгель, и Вермеер, и Рембрандт. А вот судьба Ивана Ивановича оказалась трагической. Он сначала увлекался французским искусством, потом собирал картины старых испанцев. Жил в Париже, денег не считал, а когда к нему подступили кредиторы, решил коллекцию продать. Увы, большая часть картин оказалась подделками. Разоренный, Иван Щукин покончил с собой.

А вот еще один брат, Петр Иванович, собирателем был аккуратным. Изучал каждый предмет, прежде чем купить, читал литературу, разбирался в происхождении. Только, в отличие от других братьев, коллекционировал он не картины, а ткани, ковры, рукописи, фарфор, оружие — много чего. Сначала покупки были спонтанными, хаотичными, но с годами Петр Иванович определился с интересами — стал ориентироваться на предметы русской старины.

Твой дом — терема

В 1891 году, когда Петру было 38 лет, умер его отец. Щукин решил жить в собственном доме — и коллекцию свою там разместить. Для этого он и приобрел участок земли на Малой Грузинской.

Москва тогда застраивалась активно, выглядела все богаче и богаче. Одним из самых популярных архитекторов в столичных деловых кругах был Борис Викторович Фрейденберг. По его проектам было построено много солидных зданий — банков и доходных домов на Ильинке, в Камергерском переулке, на Кузнецком Мосту. Но самые известные его работы — некоторые здания в Марфо-Мариинской обители, Сандуновские бани и как раз дом Петра Щукина.

Строить его решили в популярном тогда русском стиле. Опознать такие здания нетрудно — там всегда много декоративных и конструктивных элементов из древнерусского зодчества. Однако дом Щукина выделяется среди множества других палат и теремов XIX века. Фрейденберг при активном участии самого заказчика создал из камня настоящий справочник по стилю. Кажется, что в доме использованы все возможные его детали.

Тут есть башенки и шатровые крыши, парадное крыльцо, кровлю которого поддерживают пузатые колонны-дыньки. Соединены они арками, с которых свисают каменные «гирьки» — одно из самых распространенных украшений. Еще один знаменитый элемент русского стиля — «ширинки», то есть квадратные углубления в стенах. Здесь они украшены изразцами, их много на стенах дома. Архитектор намеренно делал прямые заимствования — например, «подглядел» подвески над крыльцом у церкви Иоанна Предтечи в Ярославле, а балкончик на одном из фасадов — у палат бояр Романовых на Варварке. Есть на здании и свое, особенное. Сразу бросается в глаза барельеф с крылатым единорогом на одной из башенок.

Всю эту красоту можно увидеть, если войти во двор нынешнего музея. То здание, которое выходит фасадом на Малую Грузинскую, а также ворота и ограда спроектированы уже другим известным архитектором, Адольфом Эрихсоном. Он специализировался на модерне, но выстроил для Щукина дом в русском стиле. Произошло это в 1896–1898 годах, когда стало ясно, что первый дом всю коллекцию не вмещает. В усадебный комплекс входит еще одноэтажный теремок, возведенный в 1905 г. для хранилища рукописей (архитектор Федор Кольбе). Все здания немного разные — но сосуществуют очень гармонично.

Тайная спутница Петра Щукина

Сейчас Петра Щукина назвали бы интровертом. Был он нелюдим, не очень разговорчив, иногда капризен. Но коллекцию свою от людей он не скрывал, доступ в залы, забитые предметами старины, был свободным. А в 1905 году он подарил всю коллекцию вместе со зданиями и землей Российскому историческому музею. Это был очень щедрый подарок. Государство в долгу не осталось — пожаловало Щукину чин действительного статского советника (соответствует военному чину генерал-майора). Теперь к нему надлежало обращаться «Ваше превосходительство».

Но его превосходительство Петр Щукин по-прежнему содержал музей и штат сотрудников за свой счет, продолжал собирать, изучать, каталогизировать.

Один предмет своей коллекции Петр Иванович берег от чужих глаз — то ли стеснялся, то ли нравился ему очень. Это картина «Обнаженная» кисти Ренуара. Она 14 лет провисела в спальне у Петра Ивановича. Когда он умер в 1912 году от гнойного аппендицита, картину выкупил его брат Сергей. Сейчас ее можно увидеть в ГМИИ им. Пушкина.

Собака с трубочкой

После революции с коллекцией обошлись по заветам Щукина. Часть ее переехала в Исторический музей, многое было поделено между Музеем народов Востока, Третьяковкой, Оружейной палатой, даже Консерваторией — туда ушли редкие ноты. А вот здание послужило и общежитием, и Музеем старой Москвы, пока в 1934 году сюда не въехал Государственный биологический музей им. К. А. Тимирязева. Сам великий физиолог, впрочем, к его созданию отношения не имел. Музей основал еще в 1922 году биолог, будущий академик Борис Михайлович Завадовский. Он и придумал основную концепцию музея, по тем временам весьма оригинальную — чтобы тот был не просто собранием разных предметов, связанных с биологией, но, фактически, своеобразной школой с наглядными уроками, а еще и научной лабораторией, где опыты проводятся на глазах у публики. Например, в 1930-е здесь жила настоящая «собака Павлова» по кличке Рыжик. Ей были приделаны фистулы — стеклянные трубочки и колбочки, где накапливались желудочный сок и слюна, так что посетители могли видеть, как работает механизм условного рефлекса. Рыжик до сих пор живет в музее — правда, уже в виде чучела.

shutterstock_243002179

За 90 лет музей стал одним из самых популярных в Москве. Он неизменно входит в список лучших мест для отдыха с детьми. Здесь проходит около сотни экскурсий почти на любые естественно-научные темы, а также квесты и лекции. В оранжерее комфортно живут экзотические растения, а уникальные ландшафтные диорамы — «Птичий базар», «Песчаная пустыня» и другие — сами по себе выглядят произведениями искусства. В этих стенах собираются члены клуба цветоводов Москвы и клуба любителей кактусов. Словом, музей биологии живет полной жизнью, в чем легко убедится любой посетитель.

А во дворе первого дома-теремка Щукина установлены щиты с изображением скелетов — взрослых и детских. Можно встать к ним и сфотографироваться костями наружу — одна только ваша голова торчит. Вдохновившись русским сказочным стилем здания, легко почувствовать себя Кощеем Бессмертным.

Больше идей для познавательных прогулок с детьми в Москве — в материале RUSSPASS Журнала.

Фото: Popova Valeriya — Shutterstock/FOTODOM; E. O. — Фотобанк Лори; Мария Лаухина/masha_lao; Public domain, United States public domain, Pierre-Auguste Renoir — Wikimedia Commons; Биологический музей им. К. А. Тимирязева

Подпишитесь на нашу рассылку!

Раз в месяц будем присылать вам несколько полезных материалов