Logo_square_primary
журнал
журнал
Туристу
Бизнесу

Для того, чтобы читать новости бизнеса, воспользуйтесь переключателем разделов

Вы можете переключаться между разделами, для этого:

1. В шапке сайта откройте бургер меню

03.11.2023

«Муравейник» и «Домик Муму»: деревянные реликты Москвы

Рассказываем о старинных домах и усадьбах


В середине XIX века около 20–30% жилых построек в Москве составляли деревянные черные избы. Но деревом в строительстве не брезговала и знать. В 1666–1671 годах царь Алексей Михайлович возвел грандиозный деревянный дворец. При Екатерине II это архитектурное чудо разобрали, но примеру государя еще долго следовали знатнейшие и богатейшие люди страны даже в «каменную» эпоху. Некоторые из их московских усадеб сохранились и по сей день. О них читайте в нашем материале.

Допожарная Москва

Усадьба Разумовского на Яузе. Улица Казакова, д. 18. Строительство закончено в 1802 году

В конце XVIII — начале XIX века каменные дома стали нормой. Дерево считалось более простым, не элитным материалом. Но богатый князь Алексей Кириллович Разумовский, привыкший жить на широкую ногу и удивлять публику роскошью, в конце XVIII столетия заказал шотландскому архитектору Адаму Минеласу именно деревянный дом. Причину мы найдем в книге Михаила Пыляева «Старая Москва»: «Продав старинные палаты отца, сын Разумовского Алексей Кириллович стал себе строить богатые деревянные палаты из дубовых брусьев, считая каменные нездоровыми, на месте пожалованного императрицею Елизаветою дяде его графу Алексею Григорьевичу „Горохового двора“, в тогдашней шестнадцатой части города, нынешней Басманной».

Во время войны с Наполеоном усадьба не пострадала, так как приглянулась маршалу Мюрату. Зато позже старший сын и наследник Алексея Кирилловича продал ее за бесценок, чтобы покрыть свои долги.

Итак, благодаря предубеждениям против каменной архитектуры появился яркий образец городского усадебного строительства эпохи классицизма с широким двором и огромным парком. Впрочем, деревянным был только главный дом, два боковых флигеля князь все-таки распорядился сделать каменными.

Во время войны с Наполеоном усадьба не пострадала, так как приглянулась маршалу Мюрату. Зато позже старший сын и наследник Алексея Кирилловича продал ее за бесценок, чтобы покрыть свои долги. Жизнь дворца была долгой и сложной, а в 2000-х он был почти полностью разрушен. Сегодня в этом здании находится Музей физической культуры и спорта, а также кабинеты чиновников Минспорта.

усадьба разум

Усадьба Л. Н. Толстого в Хамовниках. Улица Льва Толстого, д. 21. Построена в 1805 году

По каким причинам эта постройка была выполнена в дереве, мы не знаем. Скорее всего, ее заказчик и первый владелец князь Иван Мещерский руководствовался соображениями экономии. Большую часть времени он проводил в подмосковном Лотошине, а в Хамовниках бывал мало. Зачем тогда, спрашивается, тратить кучу денег на каменный дом?

В 1812 году простой двухэтажный особняк служил пристанищем офицеров французской армии, так что от пожара он был спасен. А в 1881-м усадьбу купил Лев Толстой, вынужденный переехать в Москву. Впрочем, писателю, скорее всего, понравился не сам особняк: «Я опять любовался садом: роз больше, чем в садах Гафиза, клубники и крыжовника бездна. Яблонь дерев с десять, вишен будет штук тридцать, две-три сливы, много кустов малины и даже несколько барбариса. Вода — тут же, чуть ли не лучше мытищинской! А воздух, а тишина! И это посреди столичного столпотворения. Нельзя не купить», — писал он Софье Андреевне.

С 1921 года в усадьбе открыт музей, посвященный творчеству Толстого.

Усадьба Муравьевых-Апостолов (Музей декабристов). Старая Басманная улица, д. 23/9. Построена в 1803 году

Первые постройки на месте будущей усадьбы появились в середине XVIII века и были… каменными! В зданиях располагались фабрики, пришедшие, однако, в запустение после смерти владельца. Каменный цоколь послужил основанием для последующих архитектурных экспериментов с деревом. В самом начале XIX века земля, на которой стояли фабрики, попала в руки отставному капитану Павлу Яковлеву, который и построил дом в стиле позднего классицизма. Главное было замаскировать деревянные стены так, чтобы они походили на каменные, и вот красивый, но бюджетный вариант усадьбы готов!

Собственностью семьи сенатора Ивана Муравьева-Апостола эта постройка стала уже после изгнания Наполеона из Москвы. Тогда же она и получила народное название «Муравейник». Отец десятерых детей, сенатор обладал всеми достоинствами и недостатками русского барина: был деспотичен с семьей, но радушен и хлебосолен с гостями.

В доме всегда было людно, шумно и весело, но участие троих сыновей Муравьева-Апостола в восстании на Сенной вынудило сенатора покинуть страну. Дом был выставлен на продажу, а затем переоборудован в приют, лавки и мастерские. Сегодня в усадьбе открыт Музей декабристов.

Последствия 1812 года

Особняк барона Штейнгейля. Гагаринский переулок, д. 15/7. Построен в 1816 году

После вторжения Наполеона и знаменитых московских пожаров город приходил в себя несколько лет. Часто денег на постройку каменных домов не было, а дворянству требовалось сохранить лицо. Деревянные дома, облицованные рельефной штукатуркой под руст, оказались как нельзя кстати. Один из таких особняков — дом на пересечении Гагаринского и Хрущевского переулков.

Тайная комната, вход в которую имитировал дверцу шкафа, в особняке, выстроенном в стиле ампир, действительно была, и запрещенные собрания в ней проводились.

Его владелец — барон Владимир Иванович Штейнгейль, фигура загадочная и малоизвестная — руководил восстановлением Москвы в 1814–1817 годы. Поговаривали, что масоном он не был, но крепко дружил с членами общества; что не брал взяток, чем нажил себе смертельных врагов; что предусмотрел в своем доме потайную комнату для встреч московских членов тайных кружков, которые в 1825 году поддержали восстание на Сенатской площади.

Тайная комната, вход в которую имитировал дверцу шкафа, в особняке, выстроенном в стиле ампир, действительно была, и запрещенные собрания в ней проводились. Во всей остальной постройке преобладали парадные помещения анфиладного типа, часть из которых сохранилась и сегодня, впрочем как и внешний декор дома, известного своими колоннами, медальонами и барельефами на стенах.

После ареста Штейнгейля (участие в декабристских кружках не сошло ему с рук) дом занимали дядя знаменитого писателя Николай Тургенев, внук и тезка знаменитого полководца Александр Суворов, а в 1872 году его приобрела семья Лопатиных, публицисты, философы и государственные деятели. Они надолго сделали особняк центром культурной и философской жизни. В это время в доме бывали Достоевский, Толстой, Аксаков, Фет, Кони, Станиславский и многие другие знаменитости.

IMG_20231025_102728_871

Дом-музей Герцена. Переулок Сивцев Вражек, д. 27. Построен в 1820-х годах

Небольшой одноэтажный особняк с мезонином выглядит, пожалуй, даже слишком просто. В 1892 году он лишился ампирных украшений, и сейчас мало что напоминает о былой роскоши. Его строительство на каменном фундаменте сгоревшего здания тоже началось сразу после окончания войны, но завершилось только в 1820-х годах.

В 1839-м его выкупил Иван Яковлев, отец писателя и революционера Александра Герцена. Последний был внебрачным сыном, а посему не мог носить фамилию родителя, однако унаследовал целый особняк, где прожил четыре года и написал несколько повестей и романы «Кто виноват?» и «Письма об изучении природы».

После эмиграции Герцена дом перешел его брату. Музеем особняк стал в 1934 году.

«Домик Муму» (дом-музей Тургенева). Улица Остоженка, д. 37/7. Построен в 1819 году

Этот маленький домик настолько типичен для послепожарной Москвы, что экскурсоводы не устают об этом напоминать. Ампир, небольшой портик с шестью колоннами, антресоли и дешевая серая краска. До середины XIX века район Остоженки был московской окраиной, отсюда и начало «Муму»: «В одной из отдаленных улиц Москвы, в сером доме с белыми колоннами…»

В 1820-х тут жили Аксаковы, позже поселились родственники Пушкина, некоторое время дом снимал авантюрист и путешественник Федор Толстой, связанный семейными узами одновременно и с «солнцем русской поэзии», и с графом Львом Толстым, а в 1840 году его заняла Варвара Петровна Тургенева, мать знаменитого писателя. Здесь-то и случилась вся история с утоплением собачки.

Несмотря на типичность и отдаленность, дом был связан со многими литературными семьями России. В 1820-х тут жили Аксаковы, позже поселились родственники Пушкина, некоторое время дом снимал авантюрист и путешественник Федор Толстой, связанный семейными узами одновременно и с «солнцем русской поэзии», и с графом Львом Толстым, а в 1840 году его заняла Варвара Петровна Тургенева, мать знаменитого писателя. Здесь-то и случилась вся история с утоплением собачки.

«Всем известна печальная участь Муму, с той только разницей, что привязанность Андрея к своей барыне осталась все та же… И, кроме нее, никого своей госпожой признавать не хотел», — вспоминала внебрачная дочь Тургеневой Варвара Житова.

Хорошо забытое старое: деревянное строительство в поздние эпохи

Дом-музей Васнецова. Переулок Васнецова, д. 13. Построен в 1891 году

В конце XIX — начале XX века одним из главенствующих направлений в архитектуре, живописи и дизайне стал неорусский стиль. Как правило, постройки, и церковные и светские, были кирпичными, а дерево активно использовалось во внутреннем декоре. Но попадались и полностью деревянные особняки, каким стал дом художника Виктора Васнецова.

В спроектированном самим хозяином и архитектором Михаилом Приемышевым доме сочетаются архитектурные элементы разных эпох: зодчество XVII века, простая русская изба, не менявшаяся столетиями, элементы северных построек и сказочные башенки. Тут смешалось все!

Эклектика радовала знаменитого художника вплоть до его смерти в 1926 году. Пожалуй, это единственный особняк, не сменивший семью. Сразу после кончины Васнецова дом превратился в музей.

Особняк В. Д. Носова. Электрозаводская улица, д. 12. Построен в 1903 году

Параллельно с неорусским стилем (или русским модерном) в России развивалось и его европейское направление, также называемое модерном или ар-нуво. Именно в этом направлении работал архитектор Лев Кекушев, когда занимался созданием деревянного особняка для купца Носова. Старый промышленник решил отдать сыну свой дом на Малой Семеновской, а себе выстроить новый подальше от многолюдных улиц.

Скорее всего, Кекушева вдохновили работы Фрэнка Ллойда Райта, но, как считает исследовательница архитектуры Мария Нащокина, «реализованные формы кекушевской постройки все же совершенно оригинальны. В Америке никогда не было такой легкости в обращении с деревянными конструкциями <…> и такой зримой их материальности».

Дома в поселке художников. Станция метро «Сокол». Основная часть построена к 1930 году

Еще одной популярной в начале XX века концепцией было создание города-сада — не одного дома, а целого поселения, сочетающего в себе лучшие черты города и деревни. Именно эту идею воплощали в жинь архитекторы Николай Марковников, Виктор Веснин, Иван Кондаков и Алексей Щусев, когда работали над поселком Сокол. И, хотя большинство домов кооператива построены по индивидуальным планам, в них виден общий стиль.

Далеко не весь Сокол выполнен в дереве. Многие строения были созданы из экспериментальных материалов, позже поставленных на конвейер. Однако молодое советское общество не отказалось и от старых добрых срубов. Так, одной из жемчужин комплекса до сих пор остаются деревянные избы братьев Весниных, построенные в духе вологодского деревянного зодчества.

Подпишись на RUSSPASS!

Оформи подписку на новости.

Фото: Департамент культурного наследия города Москвы; Lesless, A.Savin, Shakko, Эмилий Владимирович Готье-Дюфайе, Надежда Пивоварова — Wikimedia Commons; Дмитрий Данилкин, Baturina Yuliya — Фотобанк Лори; Aleksei Golovanov, Baturina Yuliya — Shutterstock/FOTODOM; Полина Власова/afinyanka; Особняк купца Носова